Посольство Российской Федерации в Республике Беларусь
Тел: +375(17) 2333590, консульский отдел:+375(17) 2224985
Для связи в случае чрезвычайной ситуации: +375(29) 7700762
/ График работы Посольства: 09:00—18:00
31 июля

Вклад России в победу Антанты в Первой мировой войне 1914-1918 гг.

Вооруженное противоборство России со странами германского блока в период Первой мировой войны, а также вклад русской армии в победу над Германией и ее союзниками - одна из интереснейших, не полностью раскрытых тем отечественной, да и мировой истории. Россия, которая была меньшей частью всей совокупности противоречий, существовавших в то время на общеевропейской политической арене, по существу была втянута в вооруженный конфликт – 1 августа (19 июля по старому стилю) 1914 г. кайзеровская Германия объявила ей войну. Историографы сходятся во мнении, что если бы не война и ее дальнейшие последствия, то столыпинские реформы («20 лет без войны») могли бы привести к комплексной трансформации страны, экономика которой находилась на подъеме.
Вместе с тем, можно говорить о существовании так называемого специфического русского мироощущения, которое всегда было востребовано Европой на «крутых судьбоносных поворотах» ее истории. России принадлежала инициатива в зарождавшемся процессе цивилизованного регулирования международных споров. Несмотря на то, что Российское государство вступило в войну в период происходившей реорганизации своих вооруженных сил, которая должна была завершиться к 1917 г., оно внесло огромный вклад в победу стран Антанты. Достаточно отметить, что уже в самом начале войны ценой гибели армии А.В.Самсонова в Восточной Пруссии была спасена Франция. В конечном счете, неся собственные громадные лишения, Россия обеспечила Европе выход на устойчивую социально-экономическую модель развития, содействовала формированию на континенте политической стабильности.
В отношении роли России в Первой мировой войне прослеживается три наиболее распространенных взгляда на события столетней давности.
Первая – западная интерпретация – утверждает отсутствие каких-либо крупных боевых действий на Востоке. Немцы, якобы, легко продвигались вперед, темпы их движения определялись исключительно объективными возможностями. В то же время слабая царская армия постоянно отступала, а если русскими и проводились какие-то заметные операции, то исключительно в узкоэгоистических интересах, без увязки с общими интересами союзников. Война на Востоке представляется бледной тенью операций на Западе: в составе Антанты Россию, в отличие от Великобритании и Франции, можно причислить к равным партнерам своих западных союзников лишь формально. При этом ссылки делаются преимущественно на мемуарную литературу, что, естественно, снижает степень объективности наблюдений и выводов европейских исследователей.
Вторая точка зрения – большевистская. Ее апологеты (М.Д.Бонч-Бруевич и др.) рассматривали войну исключительно как одну из предпосылок (в самом широком понимании) социалистической революции и гражданской войны. Драматические события 1914 - 1917 гг., по сути, оказались в тени того, что произошло вслед за ними. Катастрофа российской государственности заслонила произошедшее до 1917 г., а потери в гражданской войне превысили потери русской армии в ходе боевых действий в составе Антанты. Да и вспоминать Первую мировую войну поначалу было не принято, поскольку многие герои войны связали свои судьбы с белым движением, а военспецы – бывшие офицеры в составе РККА – были «вычищены» из рядов Красной Армии в 20-е и 30-е годы в ходе политических репрессий. В числе наиболее устойчивого набора штампов, присущих приверженцам данной точки зрения, в частности, – военно-техническая отсталость России, бездарность царских генералов и их полное раболепие перед англо-французскими союзниками – якобы, привязывая свои боевые операции к требованиям Антанты, русские «расплачивались кровью» за оказанную материальную помощь.
Приверженцы третьей современной российской точки зрения хотя и признают определенную роль Русского фронта и заслуги России в годы Первой мировой войны, одновременно утверждают, что русские были способны побеждать только слабых турок и австрийцев. Фактически, Галицийская битва 1914 г. выявила то, что австрийцы оказались равноценным противником, свидетельством чего являлись, в частности, поражения под Томашовым и Красником. Заслуга Русской армии состояла как раз в том, что она «сломала хребет» Австро-Венгерской армии.
Исторические факты, однако, подтверждают выводы о том, что Восточный (Русский) фронт являлся одним из ключевых в течение всей войны, исходя в том числе из задействованного на данном направлении количественного и качественного состава сил германского блока, а также размеров потерь агрессора. В ходе кампании 1914 г. русские войска нарушили стратегические планы германского блока, полностью нивелировали немецкие успехи на французском театре военных действий. Так, например, по имеющимся данным, если в начале Первой мировой войны Русской армии противостояли до 18 германских и 40 австро-венгерских пехотных дивизий, то по состоянию на конец 1914 г. германская группировка суммарно увеличилась до 36 дивизий, а Австро-Венгерская – до 47. К этому нужно добавить 11 турецких пехотных дивизий.
Германские потери в живой силе на Русском фронте в 1914 г., по экспертным данным, составили около 223 тыс. человек, австрийские – 723 тыс. и турецкие – около 90 тыс. Таким образом, Русская армия вывела из строя более миллиона солдат и офицеров противника, в то время как наши союзники – 757 тыс. немцев на Французском фронте и 226 тыс. австрийцев на Сербском фронте. Можно с полным основанием констатировать, что наличие Русского фронта в 1914 г. спасло союзников от разгрома, явилось мощнейшей предпосылкой победы. В стратегическом отношении к концу 1914 г. германский блок войну проиграл, и, прежде всего, «благодаря» усилиям Русской армии.
В ходе кампании 1915 года Русский фронт выдержал совокупный напор армий противника, приняв на себя удар главных сил Германии, стремившихся добиться решительных побед. По состоянию на август того года, из 262 дивизий германского блока Русский фронт затянул на себя 119 дивизий (более 45 % войск противника). Тем самым, союзникам по Антанте была предоставлена передышка, возможность накопить под прикрытием Русской армии необходимые материальные ресурсы, что позволило в дальнейшем превзойти грозного неприятеля и в 1016 г., захватив инициативу, кардинальным образом переломить в пользу держав Антанты весь ход Первой мировой войны.
На Востоке было сосредоточено 66 немецких пехотных дивизий (около 33% состава всей действующей германской армии). Австро-венгерские войска усилились до 42 пехотных дивизий (более 60% от всей действующей армии). Еще более впечатляющая картина наблюдалась на Кавказском фронте. Так, если там в первой половине года России противостояло 12 турецких дивизий, то к августу после переброски войск на Кавказ из Дарданелл их численность увеличилась до 22. А по состоянию на август 1917 г. Против России воевало 149 пехотных дивизий противника (из 358 дивизий) – 42%, в ноябре - 128 дивизий (из 366 дивизий) – 35% войск германского блока. Что касается потерь России и других участников Первой мировой войны, то данные в различных источниках заметно отличаются. Приведем отечественную статистику.
Из таблицы видно, что Русская армия по сравнению с армиями других участников военных коалиций понесла самые большие потери, составившие 60% от общей численности вооруженных сил, т.е. больше, чем побежденные (год спустя) Германия и Австро-Венгрия. Был выбит фактически весь кадровый состав (1,4 млн. чел.) и военнообязанные 1 и 2 очереди (5,6 млн. чел.), из которых складывалась основная ударная сила российской армии. Через три года войны в ней обнаружилось катастрофическое падение боеспособности, а в конце 1917–начале 1918 гг. армия практически распалась. Это обусловливалось целым рядом причин, в т. ч. крайне невыгодным геополитическим расположением России по сравнению с другими странами Антанты, в результате чего пришлось в течении 3,5 лет удерживать фронт от Балтики до Черного моря, не считая 1100-километровой протяженности Кавказского фронта; неудовлетворительное руководство вооруженными силами и ходом военных действий со стороны Верховного главнокомандования и правительства; значительный социально-экономический разрыв по сравнению с индустриально-развитыми Германией, Великобританией и Францией; своекорыстной политикой наших союзников по Антанте, которые вели войну «до последнего русского солдата», используя Восточный театр военных действий и др.
России приходилось неоднократно «разрываться» между выполнением союзнического долга и реализацией собственных стратегических задач. Российские вооруженные силы сыграли роль «парового катка» для перемалывания значительной части совокупной военной мощи Германии, Австро-Венгрии и Турции. Россия трижды спасала Францию (Восточно-Прусской операцией 1914 г., Нарочской операцией 1916 г., июньским наступлением 1917 г.), дважды Сербию (Галицийской битвой 1914 г. и Карпатской операцией 1915 г.), Италию (Наступлением Юго-Западного фронта 1916 г.) и Румынию (специально создав для этого целый фронт), участвовала в образовании Салоникского фронта. Осенью 1914 г., сорвав германские операции на Изере и Ипре, Россия по существу выручила британскую и бельгийскую армии. Серия операций Кавказского фронта оказала большую помощь Антанте (прежде всего Великобритании) в реализации периферийной стратегии блока. Наконец, кампания 1915 г. и Брусиловский прорыв 1916 г. оказали неоценимую помощь всем союзникам по Антанте. Оттягивая на себя войска противника, русское военно-политическое руководство грамотно осуществляло стратегию коалиционной войны. Но далеко не всегда Россия могла рассчитывать на адекватную взаимопомощь со стороны союзников. Кроме того, в итоге разрушительных процессов в обществе и государстве, приведших к развалу государственного аппарата и вооруженных сил России 19 ноября 1917 г. были начаты сепаратные мирные переговоры между РСФСР и Центральными державами в Брест-Литовске, а 4 декабря заключено перемирие. Это во многом перечеркнуло многолетние военные успехи России.
Вместе с тем, даже выйдя из войны, Россия продолжала притягивать значительные силы противника (свыше 1 миллиона военнослужащих). Не вылилась в стратегический успех и последняя надежда Германии – весеннее наступление 1918 г. во Франции, в том числе и потому, что не было подвижных сил для развития успеха – вся конница (9 кавалерийских дивизий) базировалась на Востоке. В период последнего германского наступления на западном театре военных действий весной-летом 1918 г., на бывшем Русском фронте находилось до 50 германских дивизий.
Важнейшим аспектом вклада России в поражение германского блока была роль российской армии в захвате Антантой стратегической инициативы. В принципе, наличие двух главных фронтов само по себе исключило для германского блока возможность выиграть войну.
Русский фронт оттянул на себя большие силы противника - в разные периоды от 49% (ноябрь 1917 г.) до 78% (декабрь 1914 г.) австро-венгерских дивизий, от 18 % (август 1914 г.) до 41 % (август 1915 г.) германских дивизий, от более чем 28% (август 1915 г.) до 72% (август 1916 г.) турецких дивизий, от 16,5 % до 33 % болгарских дивизий.
Средний удельный вес Русского фронта составил 42% от всех сил германского блока на фронтах Первой мировой войны. Более того, Русский фронт привлек на себя почти всю неприятельскую конницу (к концу 1916 г. – 22 кавалерийские дивизии).
Согласно подсчетам специалистов, в 1914-1917 гг. на Русский фронт были переброшены 129 германских (из них 91 с Французского фронта), 35 австрийских, 15 турецких, 4 болгарских пехотных дивизий. Общее количество дивизий германского блока на Русском фронте возросло с 58 (в августе 1914 г.) до 150 (в августе 1917 г.). На Французском фронте, соответственно, с 80 до 142.
Боевые заслуги России как участника Первой мировой войны гораздо более весомые, любого из союзников по Антанте по отдельности (свыше 50% людских потерь германского блока - заслуга русской армии, до 42% пехотных дивизий германского блока была сосредоточена на Русском фронте, значительная доля трофеев - также взята русской армией), и вполне сопоставим с общим вкладом Англии, Франции и Италии. При этом общая численность русской армии за войну (всего через нее прошло 15 млн. человек) составила 37% от численности армий 9-ти главных воюющих держав Антанты и ее союзников (Россия, Англия, Франция, Бельгия, Италия, Сербия, Румыния, США, Греция).
Результаты Первой мировой войны хорошо известны: военно-политическая победа над коалицией центральных держав досталась США, Британской империи, Франции, Италии и Японии. Россия же из огня мировой империалистической войны попала в полымя гражданской войны и иностранной военной интервенции, продолжавшейся до 1922 г.
Известный английский военный теоретик и историк, служивший офицером в рядах британской армии во время Первой мировой войны, Г.Б.Лиддел-Гарт в одной из первых своих работ справедливо отмечает: «Россия пожертвовала собой ради союзников и несправедливо забывать, что союзники являются за это неоплатными должниками России».

Подробную информацию можно узнать на сайте Историко-архивного департамента МИД России:
https://idd.mid.ru/pervaa-mirovaa-vojna-i-diplomatia-rossii

Яндекс.Метрика