Посольство Российской Федерации в Республике Беларусь
Тел: +375(17) 2333590, консульский отдел:+375(17) 2224985
Для связи в случае чрезвычайной ситуации: +375(29) 7700762
/ График работы Посольства: 09:00—18:00
22 октября

VIII Московский международный форум «Открытые инновации»

22 октября 2019 Сколково, Московская область

Тема пленарного заседания – «Интеллектуальная экономика. Три дилеммы для цифровой нации».

Перед пленарным заседанием форума Дмитрий Медведев, Премьер-министр Республики Беларусь Сергей Румас, Премьер-министр Республики Узбекистан Абдулла Арипов и Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян посетили Научно-технический центр ПАО «Трубная металлургическая компания» и АО «Группа Синара».

Пленарное заседание форума

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые дамы и господа!
Сердечно вас приветствую на наших «Открытых инновациях». Хочу сразу отметить: в следующем году «Сколково» исполнится 10 лет. И хочу пригласить всех присутствующих принять участие в мероприятиях, которые будут проходить здесь, посмотреть, что сделано за эти 10 лет и что ещё предстоит сделать.
Конечно, этому способствуют и дискуссии, которые мы с вами ведём в рамках форума. Форум изначально стал, по сути, футурологической историей, которая ломает стереотипы, мешающие продвигать цифровую повестку дня. Мы видим, как какие-то технологические тенденции, которые мы прогнозировали на первых форумах (достаточно покопаться в истории), были опрокинуты последующим развитием событий. А какие-то из них, конечно, состоялись, и прогнозы, которые здесь делались, стали реальностью.
Цифровые платформы уже используются практически везде – это обыденность, это данность, – от космической отрасли до покупки ужина. Они естественным образом вошли в повседневную жизнь людей. С бытовой точки зрения стало намного проще всё это делать – будь то любая покупка, поход в музей, на концерт, заказ билетов. В общем, практически всё можно сделать, нажав кнопку на смартфоне. 10 лет назад ещё было не так.
Мы уже работаем над тем, чтобы поступать в российские вузы можно было через интернет. Отобрано более полусотни высших учебных заведений для этого проекта. Речь идёт не только о крупных городах. В этом смысле Россия находится в хорошем состоянии. Это отчасти наше конкурентное преимущество, поскольку в нашей стране всё это доступно уже трём четвертям жителей нашей страны, то есть 75% населения могут пользоваться всеми достижениями, связанными с интернет-технологиями.
Стремительная цифровая трансформация формирует и новую экономику. В индексе глобального развития у нас тоже есть неплохие движения по инновационному потенциалу. Чтобы реализовать этот потенциал, мы приняли программу по цифровой экономике, в ближайшее время она пополнится ещё одним федеральным проектом, который называется «Искусственный интеллект». Понятно, для чего он создан. Всего на развитие «цифры» в нашем бюджете на ближайшие годы предусмотрено 1,6 трлн рублей.
Но не все вопросы, конечно, решаются деньгами, хотя деньги нужны и важны. Нам нужно дать ответы на те вопросы, которые стоят, на те серьёзные вызовы, которые существуют. Эти вызовы были упомянуты здесь, во время этой презентации. Презентации порой делаются несколько угрожающе, хочется после этого собраться и понять, каким образом на всё это реагировать. Тем не менее проблемы обозначены правильно.
Первая – это цифровая безопасность. Интернет с момента своего создания стал синонимом открытости. Быстрый трансграничный обмен любым количеством информации создаёт огромные возможности для развития личности, для культурных связей, бизнеса. По сути, для целых государств.
Но любое явление содержит в себе и обратную сторону. Открытость, естественно, несёт и определённые, весьма значительные риски. Поэтому понятие цифровой безопасности включает в себя множество аспектов. Мы частенько об этом говорим.
Прежде всего это обеспечение национальных интересов страны. И с точки зрения экономики: ни один хакер не должен иметь возможность обрушить, например, всю банковскую систему страны. И с точки зрения политики. Если мы доживём до того момента, когда у нас будет электронное голосование – а уже пилотные проекты на эту тему реализуются, есть разные оценки, тем не менее очевидно, что так или иначе за этим будущее, – то, естественно, эта система должна быть защищена от влияния извне. Здесь, кстати, возникает ещё один вопрос. Классически всякое голосование в современных демократиях рассматривалось как голосование, которое должно обеспечить тайну волеизъявления. И в интернете, несмотря на то что есть необходимый объём защиты и приватности, возникает вопрос, насколько вообще можно обеспечить эту самую тайну.
И с точки зрения защиты от террористических угроз – когда проникновение преступников в электронные системы управления жизнеобеспечением страны становится просто невозможным.
В принципе на эти угрозы человечество плюс-минус научилось пока реагировать – на том технологическом уровне, которого мы достигли. Но сегодня появились и другие вопросы. Например, защита персональных данных. Эти данные давно стали стратегическим ресурсом. Мы, например, планируем запустить электронный паспорт в пилотном режиме с 1 марта следующего года. Эта система будет содержать практически всю важнейшую информацию о человеке. Уже сейчас государственные информационные системы содержат более 80 петабайт информации.
Желающих завладеть такими огромными массивами данных в мире всё больше. По статистике, кибератаки происходят каждые 14 секунд. Пока я говорю, можно посчитать, какое количество кибератак уже в мире состоялось.
Кстати, за последнее время мы были свидетелями масштабных утечек данных и в таких крупных иностранных компаниях, как Facebook, Uber, и у нас, скажем, в Сбербанке, и в некоторых других.
Россия, как и другие страны, работает над развитием национальной системы в области обеспечения кибербезопасности, в том числе и в области цифровой экономики – как проекта, которым мы занимаемся.
Но, к сожалению, обеспечение тотальной безопасности в цифровом мире имеет и свою обратную сторону, свою цену – это угроза утраты приватности личности, то есть, по сути, утраты частной жизни. Сейчас грань между частным и публичным пространством очень тонкая. Подчас её невозможно измерить, невозможно почувствовать. Буквально любой шаг человека, его экономические и социальные действия фиксируются окружающими нас устройствами. Даже всё то, что происходит здесь, естественно, навсегда останется в памяти человеческой. А это создаёт риски ограничения свобод, риски манипулирования человеком. Необходимо выстраивать этот хрупкий баланс между безопасностью и гарантиями защиты частной жизни.
Конечно, безопасность, в том числе цифровая, – это всегда контроль и ответственность. Государство, если говорить о хранении персональных данных или защите приватности, должно для этого всё делать. Но в принципе это выбор и самого человека, какой след он готов о себе оставлять. Это зависит от наших внутренних устремлений, от того вообще, как мы себя позиционируем в мире. Я даже не говорю сейчас о политиках, публичных людях, которые практически всё время находятся на виду. Но если раньше это касалось только довольно, что называется, раскрученных людей, то сейчас это касается любого человека. Ты сам должен решить, какой информацией хочешь делиться – фотографиями, геотегами, контактами. И подчас люди сейчас уже даже не думают обо всех этих моментах. Но в то же время интернет сделал мир настолько прозрачным, что фактически каждый человек с помощью социальных сетей становится публичной фигурой. Это абсолютно так. Причём, что особенно важно, – навечно, навсегда.
Второй вызов – это трансформация рынка труда в связи с роботизацией. Всё новое всегда вызывает, как известно, беспокойство. Страх перед конкуренцией с машинами ещё в XVII–XVIII веках приводил к чему? Эти машины рабочие старались уничтожать, чтобы не создавать себе конкурентов. Но за четыре столетия с момента промышленной революции машины не смогли вытеснить людей. И, по всей вероятности, всё-таки не вытеснят, не смогут этого сделать. Но ещё несколько лет назад мы испытывали те же страхи, обсуждали и на нашем форуме, что будет происходить. Никто не мог дать никаких гарантий по вопросам трудоустройства. Хотя сегодня учёные утверждают (это тоже демонстрировалось на наших экранах только что), что в ближайшие два года взамен исчезнувших 75 млн традиционных рабочих мест на планете появится 133 млн новых. Это внушает некоторый оптимизм.
Эта уверенность основывается на процессах на рынке труда, которые мы наблюдаем сегодня в мире. Понятно, что уже много роботов, в мире работает порядка 2,5 млн роботов. В основном – в отдельных странах, которые сделали для себя выбор и которые к этому технологически и финансово готовы. Это Корея, Германия, Сингапур. Уровень занятости в этих странах высокий. Тем не менее мы должны готовиться к серьёзной переквалификации людей. Надо учить специалистов, которые способны работать с технологиями автоматизации, роботами. Низкоквалифицированный труд должен отходить в конечном счёте к роботам, а люди должны обладать так называемыми мягкими навыками, то есть креативным мышлением, способностью оперативно решать проблемы. Наверное, в этом самая большая сложность.
Наконец, третья из дилемм, которые были вынесены на начальную презентацию. Это, конечно, правовое регулирование, которое не должно тормозить инновационное развитие. Закон никогда не будет поспевать за технологическими изменениями, и очень хорошо: если бы закон всегда успевал, может быть, никаких технологических изменений не было бы. Закон в силу своей природы консервативен. Без экспериментов не может быть внедрения ни открытий, ни новых технологий. Но тестирование очень часто не согласуется с действующими нормами, что приводит к весьма неприятным последствиям. Я проиллюстрирую это на российском примере, чтобы никого не обижать. Мы договаривались заниматься беспилотными автомобилями. Я лично проводил несколько совещаний, давал указания, поручения, этим занимались наши компании. Но из-за сложной системы сертификации на дорогах тестируется всего 55 таких автомобилей, часть из них ездит по территории Сколково. Фактически из-за регуляторных барьеров мы их не смогли ввести столько, сколько надо. К примеру, в Соединённых Штатах сертифицировано 1,5 тыс. таких машин, в Китайской Народной Республике – 400, у нас – 55. Надо быстрее работать.
Мы должны ускорять вывод новых технологий на рынок, для этого, по сути, перевернуть модель регулирования, принимать не запретительные, а дозволительные нормы. Именно такой идеологии придерживается разрабатываемый закон о так называемых регуляторных песочницах. Этот правовой режим позволит инноваторам действовать так, чтобы не преступать закон.
Вот мои комментарии по поводу трёх вызовов, которые в настоящий момент существуют. На мой взгляд, ничего драматического не происходит, мы и 10 лет назад в этом зале говорили о вызовах. Мы – я имею в виду человечество в целом – эти вызовы, если говорить именно о вызовах технологического развития, пока довольно успешно преодолеваем. Посмотрим, что будет дальше. Послушаем тех, кто хотел бы высказаться на эту тему.

И.Оселедец (профессор Сколковского института науки и технологий, модератор пленарного заседания): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Действительно, мир меняется, много новых возможностей. Данные – это большая проблема, сегодня «Фейсбук» знает о вас больше, чем ваши близкие.
Роботизация, наверное, всё-таки даже больше, чем искусственный интеллект, станет проблемой для большого числа профессий. Я позволю себе прокомментировать по поводу беспилотного автомобиля в Сколково. Написали в прокуратуру, что без водителя за рулём ездить нельзя, и было запрещено. То есть они ездят, но с водителем за рулём, который за руль не держится.

Д.Медведев: Это поправить можно, потому что я собирал всех – и, кстати, сотрудников МВД, которые прежде всего за этим наблюдают, и прокуратуру... Нужно просто правила изменить.

И.Оселедец: Я как человек, который здесь живёт… Мы это просто видели. Люди пишут: дети ходят по дороге, мы боимся.

Д.Медведев: Понятно.

И.Оселедец: Я хотел бы спросить Сергея Николаевича Румаса. Беларусь очень здорово развивается в IT-сфере в последние годы. Можно, например, упомянуть игру World of Tanks, в которую играли огромное количество мужчин – не только мужчин, но и мальчиков – и играют сейчас.
А картографический сервис Maps.me – один из ведущих в мире. Это всё компании белорусского происхождения. IT-сектор Белоруссии вырос за прошлый год на 40%, а вклад в ВВП, насколько мне известно, более 1,5 млрд долларов. В стране действует парк высоких технологий, из которого вышли известные международные стартапы, то есть видно, что успешно развиваются. Но при этом, конечно, меняются взаимоотношения между государством, бизнесом. Как это всё регулировать и как республика отвечает на эти вызовы, какие меры принимает? Было бы очень интересно узнать.

С.Румас: Добрый день, уважаемые дамы и господа!
Для меня большая честь присутствовать на этом форуме, выступать на его пленарном заседании. В своём выступлении я хотел бы сосредоточиться на основном постулате: интеллектуальная экономика – это основной драйвер инновационного развития.
Стив Джобс сказал, что инновация отличает лидера от догоняющего, и мы, конечно, все думаем, как развивать наши экономики, как стать лидерами, как не попасть в число догоняющих. И Беларусь не является здесь исключением.
Беларусь – страна с открытой экономикой. Наш экспорт составляет более 70% ВВП. Мы экспортируем треть нашей продукции – это высокотехнологичная продукция – на 14 млрд долларов, поэтому в отношении первой дилеммы, которая была предложена сегодня организаторами – закрытость и безопасность или открытость и перспективы развития – для нас вызов очевиден: открытость.
Я с огромным вниманием слушал выступление Дмитрия Анатольевича. Это выступление интересно и само по себе, и как знак для нас: мы видим, что в России на самом высоком уровне инновациям, цифровой экономике будет придаваться центральное значение. И для нас, небольших стран, это знак очень хороший, потому что именно такие ключевые игроки на цифровом рынке, как Россия, Китай, США, Евросоюз, будут определять, каким образом цифровые технологии в будущем изменят мир.
Опыт Белоруссии, не самой крупной европейской страны, конечно, скромен. Но кое в чём нам действительно удалось добиться успехов, и, наверное, некоторые наши наблюдения могут быть полезны коллегам.
Парк высоких технологий – это у нас в стране ведущий IT-институт – получил второе дыхание буквально два года назад. В конце 2017 года наш Президент Александр Григорьевич Лукашенко подписал специальный декрет о цифровой экономике. Мы решили создать благоприятный режим для творчества и инноваций, ликвидировать в нашем парке любой бюрократизм. Резидентам парка позволено вести бизнес и заключать сделки в Беларуси так, как они привыкли это делать в лучших юрисдикциях мира. Мы дали резидентам парка налоговые льготы и оградили их от вмешательства контрольных и надзорных органов. И результаты не заставили себя ждать. Действительно, наш парк растёт – 30–40%. По этому году мы ожидаем экспорт услуг парка – 2 млрд долларов, что является очень немаленькой суммой для такой небольшой страны, как Беларусь. По экспорту софта на душу населения мы занимаем ведущее место в Восточной Европе и СНГ. Но самое интересное для нас, что увеличились и доходы бюджета. И хотя в парке действует льготная налоговая ставка, сегодня человек, работающий в парке, платит в три раза больше налогов, чем в среднем работающие в экономике.
И этот наш опыт парка говорит о том, что утечка мозгов, которая вчера казалась катастрофой, сегодня не является фатальной проблемой. К нам стали возвращаться многие из тех, кто раньше уехал работать в другие страны. Выпускники IT-специальностей практически все остаются в Беларуси. И буквально на прошлой неделе, учитывая потребность в IT-кадрах, глава государства принял решение о том, что на базе парка у нас будет образован хай-тек-университет. Хотя мы честно признаём, что в других сферах у нас нет таких успехов – например, в цифровизации всей страны мы видим, где мы отстаём. Поэтому опыт таких стран, как Российская Федерация, и других нам был бы очень полезен. Именно из-за этого мы всячески поддерживаем не только обмен опытом в рамках ЕАЭС, но и синхронизацию этих процессов.
И сегодня в качестве одной из инициатив, пользуясь тем, что Тигран Суренович (Саркисян) здесь присутствует, я бы обозначил идею о создании специального венчурного фонда в ЕАЭС. В наших странах рождается масса прекрасных стартапов, которые, получая финансирование из США и ЕС, меняют прописку. Почему бы совместно не инвестировать в перспективные разработки друг друга? Я бы попросил уважаемых коллег подумать над этим. К такому фонду могли бы подключаться и другие государства, которые не входят в ЕАЭС, но имеют тесные и дружеские отношения с нами.
И в заключение я хотел бы остановиться ещё на одном вызове. Речь идёт об искусственном интеллекте, который в заголовке одной из книг остроумно назван последним изобретением человечества. Президент Путин не зря недавно сказал, что страна, способная обеспечить монополию в области искусственного интеллекта, станет властелином мира. Ведь сегодня речь идёт о явлении, которое теоретически способно встать над самим человеком. И в этой связи нас пугает не сама технология искусственного интеллекта – прогресс неудержим, и препятствовать ему бессмысленно, да и глупо. Больше беспокоит морально-политическая неготовность к этому общества. Что хорошего может произойти, если искусственный интеллект начнут рассматривать как оружие? И есть ли гарантии, что это не происходит уже сейчас? Что хорошего может произойти, если в пылу соперничества между великими державами эти технологии действительно выйдут из-под контроля, причём уже не отдельной страны, а всего человечества? И есть ли гарантии, что это не начинает происходить уже сейчас?
Поэтому, к сожалению, великие прорывы, которые обещает нам цифровизация, могут обернуться как величайшим благом, так и бедствием для человечества. Я уверен, что цифровой мир XXI века станет золотым веком для человечества лишь при одном условии: если уровень морали, сознания и ответственности элит и общества станет вровень с уровнем технологий. И на каждом человеке, наделённом большой или малой властью, лежит эта ответственность. Поэтому дай бог, чтобы мы были её достойны.

И.Оселедец: Спасибо большое, Сергей Николаевич! Очень интересные и разумные предложения.

government.ru

Яндекс.Метрика