Посольство Российской Федерации в Республике Беларусь
Тел: +375(17) 2333590, консульский отдел:+375(17) 2224984, 2224985
Для связи в случае чрезвычайной ситуации: +375(29) 7700762
/ График работы Посольства: 09:00—18:00
15 февраля

Ответы на вопросы журналистов Президента России Владимира Путина Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко

15 февраля по завершении встречи по вопросам развития российско-белорусских гуманитарных связей, на которой обсуждались перспективы развития двустороннего сотрудничества в сфере культуры, образования и спорта, Владимир Путин и Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко ответили на вопросы журналистов.

Вопрос: Александр Григорьевич! Владимир Владимирович!
Три дня вы работали, всех интересует одно: как решён вопрос с проблемой, возникшей после налогового манёвра в России…

А.Лукашенко: Мы с Владимиром Владимировичем только что говорили о том, что выйдем, нас журналисты встретят, и обязательно – я чувствовал, что обязательно этот вопрос зададут, как будто это важнейшая проблема в отношениях между Беларусью и Россией.
Она действительно существует, но я вам исключительно искренне и честно говорю, Президент подтвердит: мы, по-моему, даже это слово не промолвили за эти три дня.
Знаете почему? До нового года, вы тоже отслеживали это, мы договорились с Президентом – вы в это мало верили, – что мы начнём в том числе и ревизию наших отношений снизу, с вопросов разных направлений нашего сотрудничества.
Если вы заметили, сегодня у нас подверглось ревизии наше сотрудничество – вместе с министрами, нашими коллегами – в сфере гуманитарного сотрудничества, потому что мы обделили эти сферы вниманием президентов. Всё больше – и Президент России об этом говорил, и я – говорим о финансах, экономике, промышленности, о поставках, экспорте, импорте, и меньше занимались вопросами гуманитарного сотрудничества. А без этого – только что Президент сказал – человек вообще не может жить, и проблемы, которые надо решать, решаться не будут. Это несколько направлений.
Ранее мы встречались с блоком экономических министров, финансов и так далее. Они друг с другом, глядя в глаза один другому, обсуждали проблемы, затем мы.
Мы также давно договорились с Президентом, что нам надо посмотреть и на развитие наших союзных отношений в рамках Беларуси и России, посмотреть на Союзный договор, что мы там не выполнили за последние годы.
Мы откровенно друг другу говорим о том, что мы же не вечные, мы когда-то уйдём. Что оставим нашим детям, как они продолжат нашу политику – это тоже нас как политиков не может не волновать.
Целый комплекс проблем, которые мы до нового года обсуждали и продолжаем сейчас этим заниматься, начиная снизу, ещё раз подчёркиваю. Нам никто не мешает встретиться, получив многие знания…
Вот я сегодня признался, послушав российских и белорусских министров, что я далеко не всё знаю, что происходит у нас совместно в культуре, спорте – спорт чуть-чуть больше, это на виду, – в образовании и так далее. Огромный пласт подняли россияне и белорусы, сотрудничая по этим направлениям.
Поэтому мы это увидели, обогатились знаниями по всем направлениям, и прежде чем делать серьёзные шаги – развитие Союзного государства и так далее, – мы это должны как президенты не только знать, но и впитать в себя, чтоб мы были в этом убеждены.
Поэтому мы три дня уже работаем по разным направлениям. Вчера – я благодарен своему коллеге – он меня пригласил на итоговое мероприятие саммита по Сирии. Мы там не участвуем, в этих мероприятиях, тем не менее мне очень было полезно поприсутствовать на встрече президентов. И я заметил, Вы (обращаясь к В.Путину) тоже, наверное, отметили, что почти всю повестку международных отношений вчера посмотрели, и каждый президент высказал свою точку зрения. Это тоже очень полезно знать.
Поэтому к налоговому манёвру мы подойдём, но кроме налогового манёвра у нас ещё много проблем, которые, кроме нас, никто не решит. По крайней мере толчок к этому должны были дать мы, и мы это делаем, и делаем не только сидя за столом, но, допустим, в спорте: мы с Владимиром Владимировичем вышли на гору, сегодня ещё какую-то спортивную площадку, завтра я планирую на трассу Домрачевой сходить с винтовкой и так далее, и тому подобное. То есть и практика тоже важна здесь.
Картины писать – нас Господь не одарил таким талантом – мы уже не будем, но посмотреть – мы их посмотрим.
И благодарен Президенту за этот центр. Он на моих глазах мыслил, что здесь делать, я внимательно за этим наблюдал. И мы уже повторяем опыт Российской Федерации, поэтому здесь и собрались, в «Сириусе».
Видите, сколько мы проблем подняли. Это же я так экспромтом говорю, а если бы спокойно сесть и перечислить всё, что мы делали трое суток, вас бы ещё больше удивило. Поэтому не манёврами только живы люди.
Спасибо вам.

В.Путин: Я полностью присоединяюсь к тому, что сказано Александром Григорьевичем.
Хочу только ещё напомнить: в декабре этого года исполняется 20 лет Союзному договору. И мы договорились с Президентом Белоруссии, что мы проанализируем всё, что сделали за последнее время, сверим часы по этой интеграционной повестке, имея в виду даже то обстоятельство, что параллельно развиваются и другие интеграционные процессы, в том числе Евразэс.
Мы должны посмотреть, где мы впереди, где мы даже чуть-чуть отстаём от того, что происходит в рамках Евразэс. Ведь изначально Евразэс в том числе родился – толчок к развитию и созданию Евразэс был дан Президентом Казахстана Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, но в основе всё-таки лежали те договорённости, которые были достигнуты в рамках Союзного государства. Союзное государство выступало в известной степени локомотивом интеграционных процессов на постсоветском пространстве.
В чём-то сейчас Евразэс ушёл даже чуть подальше, что-то перестало быть актуальным вообще из того, что планировалось Союзным договором 1999 года. Что-то перестало быть актуальным сегодня, а что-то, наоборот, приобретает дополнительную динамику и является чрезвычайно важным.
Целью наших встреч в течение этих трёх дней как раз и было провести анализ того, что достигнуто, того, что не сделано, и того, что нужно бы сделать, посоветоваться с коллегами, причём из разных областей, сфер деятельности: экономика, финансы, промышленность, гуманитарная сфера, спорт, культура и образование.
Послушать их, как они видят сегодняшнее состояние дел и перспективу взаимодействия, а потом определиться вместе с Александром Григорьевичем, что считаем наиболее важным, перспективным и реализуемым в ближайшее время, в среднесрочной и более отдалённой перспективе. Мне кажется, что работа у нас получилась.
И кроме всего прочего, я ещё пригласил Александра Григорьевича в надежде на то, что он два-три дня сможет хоть немножко здесь отдохнуть, на этих замечательных склонах покататься. Может, мы и в хоккей поиграем сегодня.
Так что, мне кажется, цели, которые мы ставили перед собой, намечая эти встречи, достигнуты.

Вопрос: Владимир Владимирович, Александр Григорьевич, вопрос по Союзному государству: до какой степени интеграция может дойти? Дело в том, что Александр Григорьевич в декабре, общаясь с российскими СМИ, отвечая на вопрос моего друга, выразил опасение относительно суверенитета Белоруссии. Эта тема тоже поднималась или нет?

А.Лукашенко: Слушайте, зачем нам поднимать вопросы суверенитета России и Беларуси? Это икона, это святое. Вы россиянин, обычный человек, можно сказать, но я Вам задам вопрос: Вы готовы сегодня поступиться или торговаться суверенитетом? Я не о независимости говорю.
Для меня независимость – это понятие относительное, суверенитет – всё, что в границах. Никто, никогда, ни одно государство – примером тому Китай является – они никогда не разговаривают о суверенитете, поэтому нет у нас проблемы с суверенитетом, даже в этом контексте не обсуждаем эти проблемы.
Мы исходим из того, что сегодня есть два государства. Вы знаете, как они образовались, не мы с Президентом были инициаторами развала того государства, у нас одинаковая позиция по этому вопросу. Так случилось, что два государства.
Вы бы послушали сегодня наших министров, Вы бы за них порадовались: мы вообще не разошлись. Я, честно говоря, когда они докладывали, подумал: а если взять Украину, тоже славянское государство, то посмотрите, какой огромный разрыв за несколько лет образовался! А мы разговариваем на одном языке и понимаем одинаково проблемы.

В.Путин: И результат получается.

А.Лукашенко: Совершенно верно, и результат…
Вы ушли вперёд по «Сириусу». Я помню, как «вот построили, а что будем делать, как?». Я спрашиваю, говорю: слушай, а что будешь делать с этими объектами? Он говорит: спокойно. И повёл меня по этим всем кабинетам: вот здесь это делать буду, вот это здесь, здесь, здесь. Я так посмотрел и думаю: было бы хорошо, но это не так просто. Сделал! Я говорю: мы этим пойдём путём!
Поэтому это для нас главное, поэтому дело здесь не в суверенитете. Я выскажу своё мнение, думаю, мой коллега и мой друг согласится с этим: мы готовы настолько идти далеко в единении, объединении наших усилий, государств и народов, насколько вы готовы.
Слушайте, мы завтра можем объединиться вдвоём, у нас проблем нет. Но готовы ли вы, россияне и белорусы, на это? Вопрос. Поэтому это надо адресовать вопрос к себе. Насколько вы готовы, настолько мы будем выполнять вашу волю. Если не готовы – какая бы ни была мощная Россия и огромная, она сегодня не в состоянии навязать волю кому-то. Тем более мы, но нам это и не нужно.
Поэтому готовьтесь вы: в своём сознании. В своём поведении, цели ставьте перед собой, я имею в виду народы России и Белоруссии, а мы будем их реализовывать, мы ваши слуги.

В.Путин: Суверенитет и независимость – это очень близкие понятия, конечно. Но о чём сейчас Александр Григорьевич говорил, мы с ним вчера, позавчера говорили об этом: полностью независимых государств в мире просто не существует.

А.Лукашенко: А я добавил сразу: даже Россия.

В.Путин: Все. Очень большие и малые страны. Современный мир – это мир взаимозависимости. Посмотрите, что происходит, скажем, в Западной Европе. Там Европарламент принимает обязательных для исполнения всеми членами ЕС решений больше, чем Верховный Совет СССР в своё время принимал таких решений для союзных республик. Это что, независимость?
Или, скажем, военные союзы, такие как НАТО. Что, думаете, кто-то из европейских стран хочет, чтобы американские ракеты средней дальности появились в Европе? Да никто не хочет, но сидят, помалкивают. Где их суверенитет? Но, видимо, они считают, что в конечном итоге генерально они заинтересованы в такой организации, в которую они вложили часть своего суверенитета.
Мы в рамках Евразэс уже создали наднациональные органы – комиссию Евразэс – и туда передали часть национальных полномочий. Но даже в рамках Евразэс у нас существует взаимозависимость. И часть суверенитета, часть нашей независимости мы туда передали, сознательно сделали это, понимая, что такая работа обеспечивает нам больший уровень конкурентоспособности, каждой из наших стран.
Здесь мы тоже должны в спокойном режиме, деловом, дружеском режиме понять, где в рамках Союзного государства мы можем двигаться вперёд, не нанося никакого ущерба странам, народам, а, наоборот, создавая лучшие условия для будущего наших стран.

Яндекс.Метрика