Посольство Российской Федерации в Республике Беларусь
Тел: +375(17) 2333590, консульский отдел:+375(17) 2224985
Для связи в случае чрезвычайной ситуации: +375(29) 7700762
/ График работы Посольства: 09:00—18:00

Мнения. Выгоды и риски от присоединения Кыргызстана к ЕАЭС

13 июня стало известно, что премьер-министр России Д. Медведев подписал постановление о предоставлении президенту В. Путину права на ратификацию Договора о присоединении Кыргызской республики к Договору о Евразийском экономическом союзе. Чуть позже, 16 июня парламент Армении на внеочередном заседании так же одобрил подобный документ. Таким образом, процесс расширения ЕАЭС, как и обещалось всеми лидерами союза в конце мая в Бурабае, продолжил свое развитие без каких-либо остановок. И, несмотря на некоторые опасения киргизов, а также скептические высказывания некоторых экспертов, вступление Бишкека в Евразийский союз можно рассматривать как определенный прорыв на азиатском направлении, который может принести существенные выгоды не только Кыргызстану, но и другим странам-участникам данного объединения.

Необходимо напомнить, что процесс вхождения Кыргызстана в ЕАЭС носил довольно специфический характер, а в самой республике до последнего сомневались в выборе дальнейшего пути развития страны. С одной стороны, правительство республики было практически уверенно, что в течение ближайших трех лет все негативные последствия вступления в Евразийский экономический союз будут преодолены, и страна получит возможность дальнейшего более успешного развития. С другой – некоторые парламентарии и бизнесмены видели в интеграции на постсоветском пространстве слишком большие риски, в первую очередь, связанные со слабой конкурентоспособностью местных товаров, осложнением транзита китайского ширпотреба в Россию, а также проблемами во Всемирной торговой организации, членом которой Кыргызстан является еще с 1998 года. Действительно, после окончательного присоединения к ЕАЭС Бишкек не сможет выполнять некоторые обязательства перед ВТО и будет вынужден выплатить данной структуре компенсацию: по разным подсчетам, от 1 до 7 млрд. долларов США. Для страны с ее ВВП около 6-10 млрд. долларов США в год эта цифра попросту неподъемная и может даже означать банкротство. Более того, некоторое недоверие высказывают и киргизские эксперты, которые считают, что республика может превратиться в сырьевой придаток союза, а его торговую политику будут определять в Москве, а значит, и все выгоды будет получать именно Россия, а не Кыргызстан.

Однако необходимо отметить, что все подобные заявления и страхи в Кыргызстане вызваны не столько реальными рисками, сколько нежеланием чиновников и некоторых местных предпринимателей двигаться вперед и менять устоявшиеся правила игры. Особенно это стало заметно после того, как Россия и Казахстан в рамках Таможенного союза начали наводить порядок на своих границах, значительно сократив неконтролируемый транзит китайских товаров через Кыргызстан, что, в свою очередь, сильно ударило по местному бизнесу. К сожалению, многие в республике так и не смогли понять, что время критики и старых принципов работы прошло и теперь стране необходимо перестраивать свою жизнь на новый лад. Тем более что иного выхода, кроме присоединения к ЕАЭС у киргизов фактически не осталось – заменить рынок России и Казахстана рынками Узбекистана и тем более Таджикистана не получится никогда, а Западу киргизские товары и вовсе не нужны.

Видимо именно это, а также решительная позиция Россия в вопросе финансовой помощи Кыргызстану и стали решающими – 23 декабря 2014 года Кыргызстан подписал Договор о вступлении в Евразийский экономический союз, и сегодня речь уже идет о его ратификации другими участниками объединения. Необходимо отметить, что при вступлении киргизы получили некоторые льготы, которых были лишены иные члены союза, например, торгово-экономические преференции по ряду товарных позиций сроком на пять лет. Да и доля от общих таможенных сборов ЕАЭС Бишкеку также была увеличена до 1,9 % (у Армении, которая также недавно стала частью союза, эта доля составляет 1,11 %). Плюс к этому Россия согласилась создать совместный с Кыргызстаном фонд с капиталом в 1 млрд. долларов США, средства из которого должны будут идти на восстановление и развитие промышленного сектора страны. Уже только это поможет киргизам адаптироваться к новым условиям и дать определенный толчок к дальнейшему развитию страны.

Конечно, выгоды от вступления Кыргызстана в ЕАЭС, как для самой республики, так и для остальных его участников на сегодняшний день все еще до конца не обозначены и носят порой не только экономический, но и политический характер. Так, Бишкек официально рассчитывает на увеличение притока в страну новых инвестиций, в первую очередь, со стороны России, а также на расширение рынков сбыта местной продукции и преференции в области энергетических поставок. Более того, немаловажным фактом остается и возможность улучшить демографической ситуации в стране. Последнее связано с тем, что в аграрный сектор, швейную и некоторые иные отрасли промышленности страны начнут приходить инвесторы, что позволит создать новые рабочие места, а значит, и остановить поток трудовых мигрантов за рубеж. Впоследствии, в Бишкеке рассчитывают провести индустриализацию страны и повысить свой статус в азиатском регионе. Конечно, все это перспектива не ближайшего года, но желание киргизов выйти на новый уровень не может не вызывать уважения.

В отличие от Кыргызстана, выгоды других участников ЕАЭС выглядят гораздо скромнее и, как уже указывалось выше, не всегда носят только экономический характер. Например, российские экономические интересы в республике на сегодняшний день крайне малы, за исключением создания совместных предприятий в области добычи редкоземельных элементов, цветных и драгоценных металлов, а также контроля на киргизских границах за контрабандой из Китая. Поэтому интерес Москвы в данном случае в больше степени связан с геополитической ситуаций в Центральной Азии и места в ней России. Определенным доказательством этому является нахождение в Кыргызстане нескольких российских гражданских и военных объектов: испытательная база в Караколе и узел связи в Чалдоваре, а также автономный сейсмический пункт в Майлуу-Суу и авиабаза в Канте. Экономические же проекты, такие как, например, строительство Камбаратинской ГЭС 1 и Верхне-Нарынского каскада ГЭС, признаны большинством экспертов для России нецелесообразными и невыгодными с экономической точки зрения. Однако даже в этом случае, переоценить место Кыргызстана в обеспечении российских национальных интересов в азиатском регионе крайне сложно.

Совершенно иная картина наблюдается в отношении Казахстана, у которого среднегодовой оборот с Кыргызстаном составляет около 900 млн. долларов США, и который продолжает удерживать третье место среди торговых партнеров республики – более 12% в киргизском товарообороте (на первом месте Россия – 26,7%, а затем Китай –16,8%). При этом Астана в последние годы добилась сугубо положительного сальдо: в 2014 году казахи экспортировали сюда товаров на 563 млн. долларов США (к слову, это в десятки раз больше объема казахстанского экспорта в Белоруссию). Более того, в Казахстане рассчитывают, что после ратификации всех договоров и протоколов, в страну увеличится приток дешевой рабочей силы, особенно в приграничные области, где проблема трудовых ресурсов сегодня стоит крайне остро. Именно поэтому в Астане и возлагают определенные надежды на ускорение развитие торгово-экономических и иных связей с Кыргызстаном после его окончательного присоединения к ЕАЭС.

Что касается Белоруссии, то в данном случае необходимо отметить, что Кыргызстан все еще занимает практически незаметное место во внешнеэкономической деятельности республики. Однако в условиях нынешнего кризиса, даже на такое, на первый взгляд, небольшое расширение рынков сбыта для белорусской продукции в Минске смотрят с определенной надеждой. Особенно, если учитывать, что сегодня именно Центральная и Средняя Азия рассматриваются белорусами как одно из самых перспективных направлений торговли. Подтверждением этому является тот факт, что сегодня некоторые белорусские компании заняли ключевые места в некоторых отраслях киргизской экономики. Например, в области торговли сахаром четыре белорусских завода уже создали здесь «Белорусскую сахарную компанию» и смогли установить абсолютную монополию на поставки данной продукции в Кыргызстан. И в будущем данное сотрудничество будет только нарастать, о чем было заявлено белорусским премьер-министром А. Кобяковым на недавнем заседании глав правительств СНГ и ЕАЭС в Бурабае: «Белоруссия приложит все усилия, чтобы задействовать весь потенциал сотрудничества. Мы готовы поставлять в вашу страну технику, наращивать импорт высококачественного хлопка и инвестировать в сахарные заводы». Правда, необходимо отметить, что нынешний двусторонний товарооборот все еще далек от того, на который рассчитывают в Минске – в 2014 году он составил чуть более 95 млн. долларов, хотя и с положительным для белорусов сальдо почти в 90 млн. долларов.

В целом же, присоединение Бишкека к ЕАЭС выгодно абсолютно всем его участникам, даже Армении, товарооборот которой с Кыргызстаном носит все еще символический характер – около 400 тыс. долларов США в год. Несмотря на тот факт, что нынешние интересы, как Кыргызстана, так и остальных участников Евразийского экономического союза в ряде случаев отличаются друг от друга, и Минск, и Москва, и Астана, и Ереван, и Бишкек, по-прежнему, уверены в правильности выбранного ими пути. И это позволяет надеяться на то, что присоединение киргизов к ЕАЭС не станет его последним расширением.

Яндекс.Метрика