Посольство Российской Федерации в Республике Беларусь
Тел: +375(17) 2333590, консульский отдел:+375(17) 2224984, 2224985
Для связи в случае чрезвычайной ситуации: +375(29) 7700762
/ График работы Посольства: 09:00—18:00

Интервью А.А.Сурикова журналу «Знак Качества»

Главным экономическим событием года на постсоветском пространстве, безусловно, стало подписание Договора о создании Евразийского Экономического Союза. Этой теме и была посвящена беседа главного редактора журнала «Знак Качества» с Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Республике Беларусь Александром Александровичем Суриковым.

- Александр Александрович, первый вопрос напрашивается сам собой. Как бы Вы прокомментировали важность процессов интеграции на постсоветском пространстве?

- Важность таких процессов прекрасно иллюстрируется событиями, происходящими сейчас на Украине. Нет нужды особо углубляться в эту тему, она сейчас подробно и всесторонне освещается во множестве самых разнообразных средств массовой информации.

Отношение к нашей теме она имеет лишь, как показатель того, насколько зависит благополучие наших народов от дружбы и сотрудничества между ними, в самом широком спектре взаимоотношений. Не могут быть разобщены народы, которые связаны не только славянскими корнями, но и родственными связями. Допустим, у меня на Украине и родители похоронены, и брат с семьей живет, в Крыму проживают родственники моей супруги. И таких примеров, и в России, и в Белоруссии, общеизвестно – не счесть. Такое положение складывалось веками.- Важность данного события в том, что это первый реальный договор о конкретной интеграции. До него мы создавали и СНГ, и Союзное государство, ЕвразЭС, и ОДКБ…

- И каково, по Вашему мнению, главное отличие новой структуры от всех предыдущих?

- Евразийский экономический Союз – это первая структура на территории бывшего Советского пространства, учредители которой реально поступились частью своего суверенитета! А это для любой страны, особенно – молодой – весьма болезненный вопрос! Как говорится, «Мало ли что…». И договор о ЕАЭС стал первым документом, передавшим часть полномочий суверенных государств в наднациональный орган.

Могу сказать, что лично для меня это – очень положительный пример на будущее! Немаловажно и то, что это первая реальная попытка создания экономического фундамента (так как на данном этапе договор предусматривает только экономический аспект интеграции) для последующих возможных действий в парламентской, политической, социальной, культурной, военной и других областях. То есть, именно от того, насколько удачно будет выстроен фундамент, зависит, насколько дальше можно будет двигаться по пути дальнейшего сближения.

Если говорить об уже имеющемся, то сейчас нашей задачей является создание нормальных экономических взаимоотношений – по настоящему партнерских, равных, конкурентных. И регулятором этих отношений является, принципиально новый, наднациональный орган – Евразийская Экономическая комиссия.

Удастся все задуманное – дальше будут успехи. Будут неудачи – важно, чтобы партнерам хватило чувства такта, понимания того, что это повод не для шумных обвинений, а – для поиска вариантов исправления. И умения эти варианты найти. Мелкие неудачи должны стать не препятствиями, а – ступенями, на столь большом намеченном пути.

У нас, кстати, есть тот самый «чужой опыт», который позволяет избежать собственных ошибок – Европейский Союз. Поэтому сейчас самое время перейти от высокопарных слов к налаживанию нормальной работы по выстраиванию экономического фундамента, конкретно – по функционированию Евразийской Экономической комиссии, именно – в плане наименьшего ущемления суверенных прав государств-участников. Это – главный и наиважнейший критерий ее работы.

- А можно ли как-то ускорить процесс достижения максимально возможного сближения в рамках новой организации?

- Быстро – не значит качественно! Это необходимо понять и принять. У нас быстро, одномоментно – получиться ничего не может. Мы все – разные, суверенные и молодые страны. Исключительно бережное отношение к своему суверенитету и обуславливает необходимость неспешного, постепенного подхода к срокам всей и любой работы по построению новой организации. Сам по себе Договор о Евразийском Союзе говорит именно и только об экономических взаимоотношениях: свобода передвижения – товаров, услуг, капитала и рабочей силы, необходимы совместные – промышленная, сельскохозяйственная, энергетическая и транспортная - политика.

Кое в чем пока есть «точки несхождения». В частности, по общему рынку углеводородов. Ведь надо понимать подоплеку данной проблемы. Корень вопроса кроется в том, что Россия, пока торгует углеводородами по двум типам цен: биржевому и внутреннему, отличающимся весьма значительно. То есть, внутренние цены не являются рыночными. А значит, для нормально работающей экономики – это лишь временный аспект. Для нормально работающей экономики нужны рыночные принципы во всем, в том числе – в области формирования цен, в первую очередь на энергоносители, как основу основ. Сегодня внутренние цены - это вынужденная мера, пока другие отрасли не стали конкурентными на мировом рынке.

Разумеется, наличие такого ценового разрыва очень интересует, в частности, Беларусь, как потребителя сырья и энергоносителей. Но и у остальных партнеров по Союзу, России и Казахстана, как производителей сырья, есть резон минимизировать потери в случае торговли внутри новой структуры по своим внутренним ценам. Потому мы вынуждены в этом вопросе искать какие-то компромиссные решения, стремиться достигать консенсуса. Пока остановились на внутрироссийских ценах, но оговорили ряд так называемых «изъятий». Которые, все равно, обуславливают потери для российской стороны, но хотя бы ограничивают их в разумных пределах, на которые мы готовы пойти. По первоначальным расчетам, до 2025-го года, когда, возможно, все-таки, перейдем к расчетам по мировым ценам. Как внутри Евразийского Союза, так и, собственно, в России.

Мы договорились о постепенном снижении возврата таможенной пошлины, выплачиваемой Беларусью за реализованную на внешние рынки продукцию, произведенную из российской нефти. В 2015 году уже 1,5 млрд долларов будет оставаться в белорусском бюджете. Это, согласитесь, ценнее, чем кредит на ту же сумму.

Пути перехода на общемировые цены нам также известны. Для этого необходимо значительно поднять глубину нефтепереработки, на сегодня она у нас составляет лишь около 72%, в России чуть ниже, Беларуси – чуть выше, но и то, и другое – нерентабельно. Отсюда и срок – 2025 год, когда нам нужно совместно превратить нефтепереработку в конкурентоспособную. И подтянуть остальные отрасли в этом же направлении.

Что касается финансовой политики в Евразийском Союзе. В этом плане мы ориентировались по общемировому финансовому рынку. Все прекрасно видим, какие процессы происходят на нем, как, в частности, евро себя чувствует и ведет. Именно поэтому было решено пока эту тему отложить на более отдаленную перспективу. Не на какой-то неопределенный срок, а все к тому же 2025-у году выйти на единый финансовый рынок. Для этого надо провести определенную работу по фондовым рынкам, банковской системе, учитывая, в первую очередь опыт, в том числе, отрицательный, Европейского Союза. А он показывает, что без должной подготовки, одномоментно, передать финансовый суверенитет наднациональному органу – не всегда полезно, а иногда и опасно. Прекрасная иллюстрация – общеизвестные проблемы Греции. Казалось бы, суверенная страна, а ничего не может сделать по выравниванию ситуации, пока не примут решение центральные европейские банки. Она не имеет права девальвировать валюту, единственным источником пополнения бюджета для нее остаются лишь займы. Когда и сколько ей займут, опять-таки, решают за нее.

- А какие еще существуют «тонкие места» в процессе построения новой структуры?

- Сохраняются у нас пока, довольно незначительные, впрочем, расхождения в вопросе свободы передвижения товаров. Так, к примеру, у Казахстана имеется особое мнение по ликеро-водочному сектору. Партнеры прислушались и было принято решение, что к 2016-му году мы должны закрыть этот вопрос, перейти на общий алкогольный рынок без изъятий.

То же самое можно сказать и о единой сельскохозяйственной политике. Есть вопросы, но они – решаемые. Обо всем можно и нужно договориться. И мы это сделаем. Это же касается и транспорта, и энергетики. Имеющиеся пока расхождения, во-первых, не вызывают серьезных опасений, а во-вторых, ни в коем случае не ставят под сомнение правильность главного вектора нашего движения к максимальному сближению. Главное, чтобы это движение было четким, размеренным, взвешенным и без эмоций. Чтобы работа наднационального и всех национальных органов в Евразийском Союзе была построена на умении договориться, найти взаимовыгодные варианты и двигаться только вперед.

- Договором о создании Евразийского экономического союза предусмотрены четкие этапы всей этой большой работы. Можете прокомментировать?

- На каждом этапе – намечены конкретные задачи. Допустим, к 2016-му году назначен переход к общему лекарственному рынку.

Здесь уместно вспомнить опыт создания Союзного государства России и Беларуси. Строительство его началось, как известно с 1999-го года. И работа проведена большая, и многое удалось сделать. Но вот юридического оформления, ни одного наднационального органа создать нам не удалось. И это вполне понятно. Нашим государствам тогда не было и по 10 лет. Отчего и боялись за сохранение молодого еще суверенитета – «а вдруг, частичка его потеряется». То есть, «де-факто» Союзное государство функционирует, а «де-юре» никак не оформлено и не является субъектом международного права.

Опыт функционирования Союзного государства, его институтов очень важен сейчас, в процессе построения Евразийского Союза. И мы отдаем ему должное внимание. Отсюда и четкое планирование задач, и юридическое оформление нового образования.

Не менее важен для нас и опыт, накопленный в процессе работы Таможенного союза. Практика сведения интересов разных участников к общему знаменателю, правила интеграции и кооперации нарабатывались именно там. Пусть мы не смогли создать в его рамках наднационального органа, но урегулировать таможенные дела нам удалось.

Вообще, важно видеть, что нам удалось за прошедшие годы. Свобода передвижения рабочей силы, свобода капитала – сами видите, сколько российских банков работают в Беларуси, белорусские банки не менее успешно работают в России. В передвижении услуг пока сохраняются небольшие изъятия, но они не сильно портят общую картину.

Таким образом, позволю себе повториться. От того, насколько успешно нам удастся выстроить экономический фундамент в деле нашей интеграции, а главным, если не единственным, критерием оценки степени успешности является улучшение благосостояния наших народов, зависит и дальнейшее движение. В сторону сближения парламентского, политического, военно-технического, культурного, социального взаимодействия, визовой политики и прочего.

- На Ваш взгляд, в чем именно, в первую очередь, улучшит жизнь жителей Беларуси создание Евразийского экономического союза?

- По подсчетам экспертов-экономистов, прирост валового внутреннего продукта в ЕАЭС может составить почти триллион долларов. По сравнению с существующим суммарным ВВП стран «тройки» в 2,4 трлн это весьма заметный скачок. Другими словами, этот Союз, при разумном подходе, может обеспечить рост примерно на 40% в каждой стране-участнице. Читателям вашего журнала не надо объяснять, в какой зависимости от этого показателя экономики находится уровень жизни населения в каждой отдельной взятой стране.

С другой стороны, вышесказанное не должно стать поводом для самоуспокоения – мол, ничего и делать не придется, уровень жизни автоматически вырастет. Нашим белорусским друзьям нужно активнее осваивать мировые рынки. Ведь, до чего доходит – вопросами продажи складских запасов занимаются на совещаниях у Президента страны. Это, действительно, «азы» экономики «мало произвести товар, важно его продать», продвинуть на рынок. А суть продвижения продукции – это творческая и активная работа по ее продаже самими производителями. Методы продаж на мировых рынках давно разработаны – дилерские сети, скидки, кредитные линии, а отнюдь не заседания. Проблема коренится на уровне прошлого и решать ее нужно силами не только власти, но и качественной работой на рынках сбыта

- Насколько перспективно расширение состава ЕАЭС за счет новых стран?

- Главное, что мы никого не сдерживаем в этом стремлении. Единственное, но важное условие для приема – готовность страны принять все договоренности, которых на момент ее вступления достигли государства-участники Евразийского экономическогосоюза. Без малейших оговорок и изъятий. Общие правила выработаны, хотите и готовы им следовать – всегда пожалуйста. Именно это и сдерживает пока потенциальных участников, а отнюдь не «нежелание» тройки учредителей. Поэтому в числе таких потенциальных новичков мы и сейчас готовы принять Армению, Киргизию, другие страны. Ведь тот же Вьетнам проявляет заинтересованность в постепенном сближении с ЕАЭС, вначале – посредством зоны свободной торговли, а позже, возможно, и в качестве полноценного участника. То есть Евразийский Союз открыт не только для участия, но и для сотрудничества с ним на взаимовыгодных условиях. Ведь даже вхождение в ЕАЭС не «закрывает двери» для его участника в плане экономических взаимосвязей с остальным миром: торговых, производственных, финансовых…

- Не слишком ли долгий путь, по Вашему мнению, нам предстоит?

- А ничего быстрого или легкого в нормальной жизни и не бывает. Вся история человечества представляет собой длительный и многотрудный процесс постоянного улучшения жизни всех людей вообще и каждого в отдельности. Пока это улучшение распределяется по планете крайне неравномерно. В одних странах или регионах мира – заметнее и значительнее, в других – практически незаметно. Что, в принципе, является основным базисом для развития международной напряженности, питательной средой для вооруженных конфликтов, терроризма и прочих «прелестей» современности. Пока общим для всех не станет понимание, что улучшать нужно жизнь для всех без исключения живущих на Земле, а не только – для «себя любимых», значительного прогресса в улучшении своей собственной жизни мы не добьемся.

И создание Евразийского экономического союза имеет именно такую задачу – совместную деятельность по улучшению максимально возможного количества людей на базе их интеграции и кооперации. А не просто – рост товарооборота между странами-участницами данного формирования...
Яндекс.Метрика