Посольство Российской Федерации в Республике Беларусь
Тел: +375(17) 2333590, консульский отдел:+375(17) 2224985
Для связи в случае чрезвычайной ситуации: +375(29) 7700762
/ График работы Посольства: 09:00—18:00
09 февраля / 2017

Интервью А.А.Сурикова МИА "Sputnik Беларусь"

А.А.Суриков: спор по нефти и газу решится, и все остальные вопросы снимутся

Sputnik Беларусь/BelarusМобильная версияВсе сайты 15:08 16 Февраля 2017

В свой профессиональный праздник - День дипломата, который отмечается в РФ 10 февраля - посол РФ в Минске Александр Суриков рассказывает об особенностях работы диппредставительства в Беларуси.

В эксклюзивном интервью корреспонденту Sputnik Елене Ольшанской посол РФ в Беларуси Александр Суриков рассказал о своем видении текущих белорусско-российских отношений и прокомментировал наиболее острые их моменты.

 — Александр Александрович, так сложилось, что до нашей беседы в отношениях России и Беларуси возникло немало спорных тем. Одна из них — до сих пор нерешенный спор по нефти и газу. На какой стадии находятся сейчас белорусско-российские переговоры по нефти и газу? Насколько жесткой будет позиция Москвы и Минска?

— Я бы начал с того, что не характеризовал бы ситуацию так, что по многим вопросам есть расхождение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь. Просто на многие темы неразрешенный нефтегазовый спор отбрасывает тень. А ситуация далеко не такая, и я думаю, что нефтегазовый спор будет разрешен. Все остальное по итогам прошлого года мы оцениваем более объективно и более положительно.

Но у нас стало традицией — повторяющиеся разногласия по нефти и газу. Я работаю скоро будет как 11 лет, и это не первый раз. И когда возникают повторяющиеся споры, то начинаются расхождения, что у нас охладевают отношения, что кто-то стремится на Запад, и так далее, и тому подобное.

Я бы не делал скоропалительных выводов. В свое время и у России была точка зрения, что ее сильно ждут на Западе, но как-то охладели и мы к Западу, и Запад к нам, хотя было бы неплохо. Думаю, что и Беларусь там на самом деле так же "ждут".

Что касается нефтегазовых взаимоотношений, то все страны — и не только Беларусь — бывшего советского пространства должны понимать главное: когда речь идет о том, что мы уступаем в цене, то теряет Россия. Потому что она добывает эти углеводородные ресурсы, она обслуживает все эти месторождения. И когда она начинает продавать эти ресурсы своим коллегам не по мировым ценам, она теряет. И это надо понимать, и подходить к этим вопросам более вежливо. А наши коллеги, в случае спора, не только в Беларуси, недополучают того, что хотели получить от России. И не надо считать это своим, потому что некоторые привыкли, что это им уже как Богом дано.

Такие разговоры возникают, они справедливы, потому что подписывается масса документов, соглашений и контрактов, зачастую не всегда гармонирующих друг с другом.

Мы ближайшие соседи и друзья, и не надо силовыми методами друг друга пытаться наклонить и решить спор — хозяйственный спор, честно говоря.

Этот спор мы обязательно разрулим, не в первый раз.

 Но на будущее хотелось бы пожелать нашим хозяйственникам, в том числе тем, которые занимаются газом и нефтью: не втягивайте власти в этот спор. Этот спор будет разрешен, и тень со всех остальных вопросов соскочит сразу же, все заблестит сразу же. Но на будущее надо привыкать работать в правовом поле — всем без исключения, в том числе по хозяйственным вопросам.

 — Коль скоро мы затронули силовые методы, что вы думаете о поручении президента Лукашенко возбудить уголовное дело против главы Россельхознадзора Сергея Данкверта? Как вам представляется дальнейшее развитие ситуации? В чем, на ваш взгляд, заключается проблема с поставками белорусского продовольствия в РФ? Руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) Сергей Данкверт

— Давайте начнем с цифр. За 2016 год границу РФ пересекло примерно 1,5 миллиона тонн белорусской мясомолочной продукции. Гигантская цифра. Это и колбасы, и масло, и сыр, и цельномолочная продукция. Возвращено, как некачественная продукция, примерно 8 тысяч тонн, то есть 0,5%. Что такое полпроцента? Это значит, что предприятиями Беларуси поставлялась продукция очень высокого качества. Ведь возвращено наверняка меньше, чем вернули сами белорусские сети своим предприятиям.

То есть две надзорные службы — Россельхознадзор и соответствующая белорусская служба — видимо, не очень плохо работают, раз обеспечивают на российский рынок поставки именно высококачественной белорусской продукции. В том числе через временную приостановку каким-то предприятиям экспорта на Россию.

 Всего на экспорт в Россию работают 600 с лишним белорусских предприятий, за год воздействию Россельхознадзора подвергалось 90 предприятий. То есть обнаруживали недостатки и временно прикрывались, а потом снова открывались.

Сам по себе вопрос накаляется, видимо, по другим мотивам. Мотивы тоже очевидны. Россельхознадзор, вынося какое-то решение, обязательно выходит в социальные сети. Соответствующие люди, которые считывают эту информацию, несут ее своему начальству. У начальства создается впечатление, что жуть что происходит. А на самом деле происходит рутинная работа служб по контролю за качеством.

 — А что касается судебного иска? Как вы это оцениваете?

— Я не думаю, что этот вопрос требует каких-то разбирательств в правоохранительных системах, а вот то, что он может послужить ухудшению (белорусско-российских отношений — Sputnik)… потому что наши инспекторы, которые ездят проверять в Беларусь, могут начать бояться этого, и предприятия начнут закрывать несколько по другим параметрам.

Поэтому не надо этого делать. Нужно просто направлять в нормальное рабочее русло надзорные службы, чтобы они синхронно работали в вопросах оценки качества, чтобы и восемь тысяч тонн не возвращалось. Надо помогать им работать, помогать и поощрять. И конечно же, не политизировать эти вопросы. Не надо это в медийное пространство выносить, это крайний случай.

— Решения ФСБ о введении пограничных зон в РФ вблизи белорусской границы вступили в силу с 7 февраля. По вашим сведениям, какова сейчас ситуация на границе? Как будет реагировать российская сторона, если Минск, как и обещал, будет идти на дальнейшее смягчение режима визового въезда иностранцев в Беларусь?

Мы никогда не высказывали никаких озабоченностей после того, как белорусская сторона в 2014 году поставила столбы на границе, на всех переходах. Я в Москву часто езжу, иногда на автомобиле. И на всех переходах стоит столб: Беларусь. Сейчас появился российский. Белорусский столб говорил о том, что это — граница, что тут возможно что-то для граждан третьих стран. Теперь мы тоже поставили такой столб и говорим, что тут возможно для граждан третьих стран, которые без виз пересекают белорусско-российскую границу — досмотр и так далее.

В Минске заявляют, что на границе с РФ пограничных столбов нет Мы в 2014 году понимали, что это суверенное право любой страны — поставить столб и обозначить свою границу. Не знаю, почему такая нервная реакция белорусской стороны.

Хотя очевидность этого (решения РФ — Sputnik) мне понятна. Россия находится в состоянии активной борьбы с экстремизмом в Северной Африке и на Арабском полуострове. Мы понимаем, что возможны проникновения в Россию нехороших людей. То, что белорусская власть приняла указ о пятидневном безвизовом посещении граждан 80 стран через пункт Национального аэропорта, это законно и легитимно. Но мы понимаем, что в этой ситуации могут приехать и нехорошие люди.

Для граждан Беларуси и России ничего не меняется, только для граждан третьих стран. И такая несколько обеспокоенная реакция белорусской стороны — мне кажется, это одна из теней неразрешенного нефтегазового спора.

— В последнее время среди российских ученых, политологов и общественных деятелей звучат заявления о том, что Беларусь должна войти в состав России, тогда и условия хозяйствования для нее будут равными. Насколько это нужно для двух стран? Как вообще в России относятся к суверенитету Беларуси?

— Я вообще отношусь к таким высказываниям с неприятием. Потому что это настораживает власти, людей и общество. Суверенными государствами мы оба стали не так давно, и боязнь потерять свой суверенитет на сегодняшний день не дает развития Союзному государству. Договор есть, а развития, чтобы дошло до юридического оформления СГ, чтобы он стал субъектом международного права — нет.

Российская Федерация и ее граждане чрезвычайно хорошо относятся к белорусам, и последние опросы показывают, что примерно 70% россиян считают Беларусь братской страной, суверенной страной, не какой-то губернией РФ. И в Беларуси тоже отдают дань уважения россиянам, примерно за 60% (белорусских респондентов — Sputnik) предпочитают общение с россиянами.

Не надо ершить вопрос суверенитета, он достаточно болезненный сейчас из-за молодости самих государств, и тот, кто на это плещет огоньку, может обжечься.

— В 2017 году в Беларуси должны пройти масштабные военные учения. Сейчас в республике общественность широко обсуждает размещенное в открытом доступе в интернете сообщение Минобороны России о тендере на услуги железной дороги. Правда ли, что масштаб учений будет грандиозным, поскольку идет резкое наращивание боевых возможностей вооруженных сил России для якобы ведения большой войны на европейском континенте?

— Провокационно такие мысли высказывать. Это не первые учения, они по очереди проходят на территории России и Беларуси. Когда они проходят в России, ни у кого и мысли не возникает, что Беларусь вдруг войдет своими войсками на территорию России. Это глупость просто.

На предыдущих учениях использовались в основном человеческий фактор, а техника была белорусская. Сейчас техники больше российской. Поэтому вагоны. То одних солдатиков везли, а теперь солдатиков с пушкой, ему жить где-то надо, палатки, кухни.

Что такое 4 тысячи вагонов? Это в одном направлении — половина, то есть две тысячи, потому что обратно еще надо ехать. Если смотреть в общем воинские перевозки, то это чуть больше бригады вместе со всем ее оборудованием.

Кому-то хочется очередной, пусть и небольшой, клинышек вбить между россиянами и белорусами. Поэтому те журналисты, которые на этом поле работают, которое финансируется западными грантами, всегда эти темы будут поднимать. Даже пожарные российские приедут тушить, они скажут: посмотрите, а не приехали ли они специально сжечь Беларусь?

— В День дипломата выскажите, пожалуйста, свое мнение о том, что ждет российскую дипломатию в 2017 году? Какие "болевые точки" вы здесь видите? Какие интересы РФ придется отстаивать ее диппредставителям?

— Россия, если мне не изменяет память, присутствует во всех странах мира, кроме островных государств с населением в несколько тысяч человек. Я бы не сказал, что комфортная работа у дипломатов в Беларуси. Она отличается от общей дипломатической практики в странах, с которыми нет таких близких отношений, очень значительно. У нас основной фундамент работы — это экономика, а там всегда непросто.

 Это налагает очень серьезные оттенки на дипломатическую работу. Но не только экономика, но и культура, и история. Не очень легкая работа. Загруженность дипломата очень высокая, уровень его знаний должен быть очень диверсифицированным.

Задача российской дипломатии в том, что мы являемся проводниками внешнеполитической концепции Российской Федерации. В развитие ее мы отстаиваем национальные интересы РФ в том или ином государстве, но таким образом, чтобы не навредить и дружеским отношениям со странами там, где они есть, а помочь их развитию.

Это главная задача дипломатии в белорусском плане.

В других точках у России главная задача — восстановить понимание России в мировом сообществе как миролюбивого государства, не стремящегося к агрессии, к аннексиям и так далее. Наверное, внешняя политика России и эта концепция принесет новые точки в этой работе.

— В связи с недавней гибелью российского посла в Турции считаете ли вы, что служба дипломата стала более опасной? Будет ли РФ принимать какие-то дополнительные меры для защиты своих дипломатов? Москвичи несут цветы к зданию МИД РФ в связи с гибелью посла России в Турции А. Карлова

— С ростом агрессивности вообще в мире, начавшимися процессами — африканскими, арабскими, продолжающимися афганскими — жизнь не только дипломата, но и каждого человека на планете стала более опасной.

Поэтому главная задача, в том числе и дипломатии — способствовать своими усилиями тому, чтобы агрессивность в мировом сообществе как-то пошла на убыль.

И дипломаты не исключение из этого. Опасность для дипмиссий возросла, потому что они стоят на острие политики, в том числе борьбы с терроризмом.

Последний жуткий случай — убийство нашего посла в Турции, я был знаком с ним очень хорошо. В этом же ряду стоит убийство посла США в Ливии. Поэтому, наверное, в большинстве наших дипломатических миссий ведется работа по усилению силового прикрытия дипломатических ведомств, на стыке со службами страны пребывания, и эта работа будет усиливаться.

А главное — нацеленность дипломатов, в том числе российского посольства в Беларуси — попытаться теми силами и теми возможностями, что у нас есть, способствовать подавлению возникшего очага в мире.

http://sputnik.by/politics/20170210/1027392117/surikov-spor-po-nefti-i-gazu-posol-rf-intervyu.html

Яндекс.Метрика