Посольство Российской Федерации в Республике Беларусь
Тел: +375(17) 2333590, консульский отдел:+375(17) 2224984, 2224985
Для связи в случае чрезвычайной ситуации: +375(29) 7700762
/ График работы Посольства: 09:00—18:00

Годовщина создания ЕАЭС – движение вперед продолжается

«Вместе с Россией», Юрий Павловец

Чуть более года прошло с того момента, как в Астане Н. Назарбаев, В. Путин и А. Лукашенко подписали договор об образовании нового интеграционного объединения – Евразийского экономического союза. Прошедший период не только доказал абсолютную жизнеспособность данного проекта, но и продемонстрировал его крайнюю привлекательность, как для стран постсоветского пространства, так и за его пределами. К Союзу, который изначально готовили всего лишь три государства, сегодня присоединились Армения и Киргизстан, а о своем желании создать зону свободной торговли (ЗСТ) уже изъявили более 40 стран мира. И весьма символично, что в первую годовщину образования ЕАЭС 28-29 мая в казахстанском поселке Бурабай прошли заседания глав правительств стран СНГ и Евразийского экономического союза, которые стали очередным шагом процессе интеграции бывших советских республик.

На прошедших встречах обсуждался весьма широкий круг вопросов деятельности, как в рамках СНГ: взаимодействие в финансово-экономической сфере, обеспечение транспортной безопасности, межрегиональное и приграничное сотрудничество на период до 2020 года, инновационное сотрудничество – так и в области дальнейшего развития ЕАЭС. И если вопросы Содружества носили по большей части рабочий характер, то во время обсуждения перспектив Евразийского союза произошел ряд знаковых событий, которые вполне могут изменить будущее не только самого объединения, но и стран его участниц. В первую очередь речь идет о подписание договора о ЗСТ между ЕАЭС и Вьетнамом, который стал первым таким соглашением со странами, не входящими в состав Союза.


Согласно подписанному документу, между двумя сторонами упрощается товарооборот и обеспечивается льготный торговый режим. Помимо этого, ликвидируются, либо постепенно снижаются таможенные пошлины на большую часть товаров. При этом отмена таможенных пошлин вьетнамской стороной не охватывает только 12% товарной номенклатуры, по большинству из которых у стран ЕАЭС экспортный интерес практически отсутствует: химические отходы, платина, специальные изделия из стали, использованные покрышки, отдельные виды мяса и субпродуктов, сахар, томаты, овощи и соки, а также ряд алкогольных напитки и табачная продукция. Исходя из этого, большинство экспертов уже в ближайшее время ожидают повышение конкурентоспособности товаров стран ЕАЭС не только на вьетнамском рынке, но и во всей Юго-Восточной Азии, так как Вьетнам является важным участником АСЕАН, насчитывающего более 600 млн. человек. Это, в частности, было отмечено и на самом заседании в Бурабай, где договор с Ханоем был назван «дорогой для того, чтобы подобные соглашения о преференциальной торговле и инвестициях готовить и с другими государствами, включая государства Азиатско-Тихоокеанского региона».

От создания ЗСТ с Вьетнамом сегодня многие ожидают и развития экспорта тех товаров, которые ранее не поставлялись на азиатские рынки из-за слишком высокой цены. Предполагается, что вьетнамцы будут больше покупать пшеницы, нефти, удобрений, а также автомобилей, произведенных в странах ЕАЭС. В конечном счете, по подсчетам Евразийской экономической комиссии, создание зоны свободной торговли позволит увеличить совместный торговый оборот более чем в два раза: с нынешних 4 до 10 миллиардов долларов США к 2020 году. При этом около 80% в товарообороте придется на Российскую Федерацию, что говорит об особой для нее роли заключенного соглашения. И именно поэтому главы правительств России и Вьетнама дополнительно подписали два протокола к общему соглашению и договорились о предоставлении вьетнамской стороной режима наибольшего благоприятствования российским поставщикам услуг и инвесторам. Более того, Россия, не считая сотрудничества в нефтяной сфере, уже предложила Вьетнаму совместно реализовать несколько крупных проектов: строительство АЭС, производство вертолетов, сборку автомобилей и модернизацию тепловых электростанций.

Однако нельзя считать, что соглашение с Вьетнамом выгодно только России и обойдет стороной иных участников ЕАЭС, в том числе и Белоруссию, для которой сегодня как никогда необходимо расширение рынков сбыта своей продукции. Для Минска важность отношений с Ханоем была очевидна уже давно, а Вьетнам в последнее время рассматривался белорусской стороной в качестве плацдарма для продвижения своих экономических интересов в Юго-Восточной Азии. Нечто подобное несколько лет назад можно было наблюдать и в отношении белорусско-венесуэльских связей, которые в Минске рассчитывали использовать в качестве стартовой площадки в Латинской Америке. Однако, как показала практика, после смерти У. Чавеса, практически все перспективные для белорусов проекты были заморожены. Поэтому в Белоруссии крайне щепетильно относятся к своим отношениям с Вьетнамом, рассчитывая, что в данном направлении все сложится куда более удачно, чем в случае с Венесуэлой. Тем более что у белорусов в данном случае есть реальная поддержка со стороны ее партнеров по ЕАЭС – России и Казахстана, которые также заинтересованы в выстраивании альтернативных экономических связей в азиатском регионе в противовес неуклонно растущему здесь китайскому влиянию. К тому же нельзя забывать, что белорусско-вьетнамские отношения имеют довольно продолжительную историю – еще со времен СССР. Сегодня же здесь, по-прежнему, остаются популярными мотоциклы «Минск», а белорусы всерьез рассчитывают не только увеличить поставки своей сельхозтехники и автомобилей на местный рынок, но и создать во Вьетнаме совместные производства для дальнейшей экспансии на рынки Азии.

Конечно, в соглашении о ЗСТ с Вьетнамом есть и ряд рисков, которые сегодня нельзя не учитывать. Например, после снятия таможенный барьеров ожидается увеличение вьетнамского импорта продукции легкой промышленности и сельского хозяйства, а также, что немаловажно для белорусов – микроэлектроники, которая и сегодня составляет около двух третей вьетнамского экспорта в Россию. Однако, по мнению большинства экономистов, все это вряд ли приведет к упадку местных производителей, так как для наиболее чувствительных позиций сохранится серьезный уровень защиты и после вступления соглашения в силу. Даже несмотря на то, что из Вьетнама сегодня импортируется всего лишь 4% от общего импорта легкой промышленности на рынок ЕАЭС, который составляет более 12 миллиардов долларов США. Наоборот, считается, что создание как можно большего числа зон свободной торговли, будет только стимулировать производителей Евразийского союза к повышению качества и конкурентоспособности своей продукции. И, пожалуй, именно это является одним из наиболее важных моментов для всех участников ЕАЭС и, в первую очередь Белоруссии, где проведение модернизации производства и реформирование экономики, по всей видимости, без внешнего импульса уже невозможно.

Создание ЗСТ между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом стало главным, но не единственным событием саммита в Казахстане. На встрече были подняты и иные, крайне важные вопросы, которые не в меньшей степени важны как для всего ЕАЭС, так и для его членов по-отдельности. Основной проблемой, которая сегодня интересует абсолютно всех участников Союза, являются причины изменения динамики взаимной торговли в границах Таможенного союза и Единого экономического пространства. Особое место данная тема заняла в выступлениях белорусского премьер-министра А. Кобякова. По его словам, «в силу ряда, как внутренних, так и внешних факторов динамика товарооборота внутри союза сегодня вызывает обоснованную озабоченность». При этом наиболее актуальным, по мнению белорусского премьера, является вопрос о дополнительных мерах по повышению эффективности и оперативности взаимодействия макроэкономических регуляторов – министерств экономики и центральных банков стран-членов Союза. Поэтому было предложено подготовить компромиссный перечень изъятий и ограничений в ЕАЭС для ускоренного их устранения: «Евразийской экономической комиссией по поручению совета подготовлен подробный доклад по данному вопросу, в котором предложены комплексные меры по воплощению интеграционного потенциала в конкретные темпы роста взаимной торговли».

Подобная активность белорусов неслучайна – сегодня в республике наметился острый производственный кризис, и любое промедление для местной экономики крайне губительно и может привести к непоправимым результатам. Учитывая тот факт, что белорусская продукция, кроме нефтехимии и калийных удобрений, практически не востребована на внешних рынках, снятие всех барьеров в ЕАЭС остается главной задачей для Минска. И именно поэтому белорусы с определенной долей недоверия смотрят на объявленную в России политику импортозамещения, которая в рамках Договора о создании ЕАЭС пока еще носит смутные очертания: «на нашем пути появился новый тренд - импортозамещение. Здесь главный вопрос: замещение кого? Этот тренд ни в коем случае не должен повлечь за собой отход от цели формирования в союзе единой согласованной промышленной политики». Эти слова главы белорусского правительства прекрасно характеризуют официальную позицию Минска – в рамках ЕАЭС импортозамещение может иди только под брендом «Товар ЕАЭС» без различия по территориальной принадлежности его производителей.

Насколько идеи и пожелания белорусов были восприняты другими участниками встречи, могут свидетельствовать те решения, которые были там приняты. Например, главы правительств Евразийского межправительственного совета подписали 18 документов, в том числе, распоряжение о причинах изменения динамики взаимной торговли за прошедшие пять лет, поручение о работе по выявлению и устранению барьеров на внутренних рынках и распоряжение о формировании евразийских технологических платформ. Помимо этого, были приняты распоряжения о плане мероприятий по обеспечению стимулирования производства и использования моторных транспортных средств электрическими двигателями до 2018 года, а также определены мероприятия по развитию легкой промышленности в странах ЕАЭС на 2015-2016 годы и пути совершенствования единой транзитной системы и единых гарантийных механизмов при транзите товаров.

К наиболее важным решениям состоявшейся в Казахстане встрече можно отнести и решение осуществлять поддержку экспорта в ЕАЭС и продолжать развитие сотрудничества между странами в сфере макроэкономической и валютно-финансовой политики. Последнее, к слову, было практически не замечено большинством новостных агентств, хотя и представляется крайне важным с точки зрения перспектив развития объединения. По словам председателя правительства России Д. Медведева, сегодня уже подготовлены проекты экономического развития Евразийского Союза и его международной деятельности, а до конца нынешнего года планируется принять несколько десятков документов, среди которых Таможенный кодекс и Соглашение о порядке заключения международных договоров. Вышеуказанные договора должны привести к единому знаменателю деятельность всех субъектов хозяйствования на территории ЕАЭС, а так же стать «долгосрочными ориентирами на период до 2030 года». Более того, из уст российского премьера снова прозвучала фраза о необходимости более тесного валютно-финансового сотрудничества, вплоть до разработки единой валюты Союза: «Важно, чтобы эта работа была организована на постоянной основе, чтобы финансовые ведомства, экономические ведомства наших стран, чтобы Центральные банки наших стран оперативно проводили необходимые консультации… Можно было бы рассмотреть возможность и условия формирования в перспективе валютного союза. Мы этот вопрос готовы вместе с другими коллегами прорабатывать». Правда, в отличие от большинства иных инициатив российской стороны, последнее предложение не нашло действенного отклика среди остальных участников Евразийского межправительственного совета, хотя вряд ли осталось ими незамеченным.

В целом же, прошедшие в Бурабайе встречи стали определенным символом того, что несмотря на крайне негативные прогнозы различных западных аналитиков и местных оппозиционеров, проект ЕАЭС продолжает развиваться и в ближайшее время имеет все шансы стать серьезной альтернативой ЕС и ВТО. Более того, данный проект показывает и свое важное геополитическое значение, особенно в условиях продолжающейся санкционной политики Запада в отношении России и Белоруссии. Выход ЕАЭС на международный уровень окончательно разрушил планы Вашингтона и Брюсселя изолировать Москву, которой, по-прежнему, удается оставаться главным ориентиром постсоветской интеграции.

Заключенное соглашение с Вьетнамом, схожие проекты сотрудничества с Новой Зеландией и Европейской ассоциацией свободной торговли (Исландия, Норвегия, Швейцария, Лихтенштейн), полученная заявка на создание ЗСТ от Египта и многое другое свидетельствуют о том, что подписанное год назад соглашение о создании ЕАЭС стало не просто амбициозным проектом трех стран, но и чем-то большим, привлекающим к себе внимание всего мира. Сегодня главным для всех его участников является преодоление взаимного непонимания и ориентация на дальнейшие перспективы сотрудничества. Только в этом случае Евразийский экономический союз имеет возможность отметить следующую годовщину своего создание в новом, еще более широком составе.

Яндекс.Метрика